Надежда ЗАМАЛИЕВА,
Елена ЧЕРНОБРОВКИНА, Асхат ИДИЯТУЛЛИН
«БИЗНЕС Online»
22 мая 2010
Оригинал статьи 


На этой неделе управление федеральной антимонопольной службы по РТ рассматривало дело о нарушении прав коммерческого использования изображения Казанского кремля. Эти права принадлежат ГУ «Музей-заповедник «Казанский Кремль», которое настаивает на том, чтобы предприятия заключали с ним лицензионный договор. Первым из них стал казанский хлебозавод №3. Газета «БИЗНЕС Online» обратилась к представителям бизнес-сообщества РТ с вопросами: как вы считаете, оправданно ли включение платы за изображение Казанского кремля на упаковках чак-чака и другой продукции в ее цену? Насколько справедлив сбор платежей с бизнеса за использование главного символа Казани?


Фарид Мухамедьяров – директор КА «Сабантуй»:

– В своей работе мы не используем «чужие» изображения, только авторские материалы. Артисты дают нам свои афиши. Я считаю, что включение платы за изображение Казанского кремля на упаковках чак-чака в ее цену справедливо. За использование такого национального символа, как Казанский кремль, надо платить. Однако замечу, что у потребителя должен быть выбор, покупать чак-чак или что-то другое с изображением Казанского кремля или без. Использование любой другой национальной символики, к примеру, изображений Булгара или Билярска, тоже не должно быть бесплатным. Хочешь использовать чужой символ, плати деньги. Очень хотелось бы, чтобы деньги, которые будет получать правообладатель, были бы целевыми и пошли на дело. На восстановление памятников культуры, например.


Рафаэль Хакимов – директор института истории академии наук РТ:

– Начнем с того, что я чак-чак не ем. Хотя, признаюсь, тут есть некий элемент непатриотичности... Кроме того, директор музея-заповедника «Казанский Кремль» – вообще-то, мой заместитель. И я сам ему говорил, что музей должен зарабатывать. Иначе – как выживать? На бюджетные деньги это невозможно. Так что я готов заплатить за картинку с Казанским кремлем. Но, думаю, там копейки какие-то. А у меня институт и музей требуют миллионы: миллион туда, миллион сюда... У меня голова болит по миллионам, а по копейкам я уж как-нибудь выдержу...


Вера Федорова – генеральный директор ООО «Вера тур»:

– Решение о запрете на использование изображения Казанского кремля несправедливо в отношении добропорядочных фирм. Мы уже 15 лет пытаемся представлять Казань на всех международных выставках, а теперь нам запретили не только использовать картинку Кремля, но и писать само слово «кремль» в рекламных брошюрах. Все брошюры, напечатанные до недавнего времени, нам приходится уничтожать. Что еще, если не Казанский кремль, мы должны продавать на рынке внутреннего туризма?

Введенные санкции не соответствуют мировым стандартам. Правительство Германии поддерживает туристические фирмы, потому что считает, что чем больше рекламы собора в Кельне увидит мировое сообщество, тем будет лучше для страны. Национальный символ – достояние города, а не властей.

В Казани же продавать кремль как исторический и культурный объект запретили... Почему? И сколько будет стоить заключение лицензионного договора? Если 1000 рублей, следовательно, штрафные санкции возрастут в разы: будут 10, 100 тысяч... Может быть, было бы справедливо ввести фиксированный патент и предоставить скидки и льготы фирмам, которые в своей работе регулярно будут использовать изображение Кремля.


Леонид Рахимов – генеральный директор Инвест-девелопмент (дисконт центр XL):

– Если касается меня, то все зависит от того, какой конкретно продукт я делаю. А по поводу ситуации с хлебозаводом № 3, считаю, что все справедливо. Казанский кремль – брэнд номер один республики. За его использование надо платить. КАМАЗ – брэнд номер два, «Рубин» – номер три...


Зуфар Хайрутдинов – директор татарстанского филиала Российского авторского общества:

– Дело в том, что Кремль – это целый комплекс зданий. И, по закону, деньги могут брать только за изображение тех памятников культуры, с момента создания которых не прошло еще 70 лет. В комплексе Казанского кремля это, к примеру, мечеть Кул Шариф.


Линар Ризванов – директор PR-агентства «Априори»:

– Покупка лицензий на использование изображения у правообладателя – общемировая практика. Казанский кремль – главный символ Казани. Использование его изображения может увеличить спрос на продукт, тем более, если товар ориентирован на туристов, как чак-чак. Символ Универсиады – это просто хит продаж. Бизнесмены понимают, что эта символика может привлечь внимание потребителя к их продукту, и готовы за нее платить.

Я готов заключить лицензионный договор на использование изображения кремля или другого символа, если понимаю, что это принесет мне прибыль.

В целом, переход на такие цивилизованные отношения в бизнесе меня радует. Приятно, что государство и бизнес начинают осознавать коммерческую ценность нематериальных активов – символов, идей, брэндов. Мы, как PR-агентство, продуктом которого являются идеи, опыт и знания, часто сталкиваемся с непониманием, что за интеллектуальную собственность также нужно платить. Сегодня оригинальные идеи и креативные решения приносят реальную прибыль бизнесу. Поэтому такое решение ФАС я полностью поддерживаю.


Ильгиза Ишимбаева – специалист по маркетингу казанского офиса ОАО «АК БАРС АЭРО» (авиакомпания):

– Это неправильно. На мой взгляд, государственная символика и культурные памятники должны изображаться и использоваться бесплатно. К примеру, любая организация вправе вывешивать национальные флаги рядом со своими корпоративными. Я не понимаю, как можно запретить рисовать, фотографировать либо снимать на видео Казанский Кремль, который является национальным достоянием, а не чьей-либо частной собственностью. Ситуация показательна, и мне кажется, юристам хлебозавода имеет смысл продолжать отстаивать свою правоту и создавать юридический прецедент.


Владимир Чачков – директор ЗАО «Комбинат молочных продуктов «Эдельвейс-М»:

– Думаю, сбор платежей с предпринимателей и бизнесменов вполне правомерен. В конце концов, в цивилизованном мире все так и происходит, национальный символ, идеи – продукт небесплатный.


Вилена Коинова – директор арт-студии «Лайм»:

– Не поверите, но как раз на этой неделе мы дважды столкнулись с проблемой использования изображения кремля. Первая ситуация коснулась нашего нового творческого продукта – вокального трио, для которого мы на данный момент разрабатываем костюмы. Переполненные чувством патриотизма, надумали мы сделать концертные платья с изображением видов мечети Кул-Шариф в разное время суток. Только мы сделали пробные варианты с нанесением, как возникла история с хлебозаводом. От идеи пришлось отказаться. Теперь пробуждать патриотические чувства в казанцах или теплые в туристах вокалистам не придется, пришлось накреативить другие костюмы.

Опишу вторую ситуацию: проводили мы одну анимационно-экскурсионную программу в кремле, где гостей встречали исторические персонажи. Так, например, у башни Сююмбике гостей встречала героиня – царица Сююмбике с лицевой стороны, а со спины непосредственно костюм-башня Сююмбике. Этот костюм – тандем дизайнерской фантазии и умения художника боди-арта, взявшие уже не одну премию в своей области. В результате у людей остались не только яркие впечатления от креативной экскурсии, но и сочные фотографии на память. Что в этой ситуации должны были сделать мы? Является ли рисунок на костюмах, или сам костюм предметом настоящей претензии? Каким образом мы, сотрудники праздничной индустрии, должны привлекать людей в Казань, не используя её настоящие образы?


Камияр Байтемиров – председатель ассоциации фермерских хозяйств:

– Против категорически. Это же получается, что потребитель будет платить не только за продукт, но и за его упаковку, а откуда у жителей такие зарплаты? Тем более на качестве хлеба это нисколько не скажется.


Диана Магдеева – директор ИП «Магдеева и компания»:

– Наша компания открылась совсем недавно, семь месяцев назад, на базе крупного рекламного агентства, называть которое мне сейчас не хочется. Занимаемся мы наружной рекламной, визитками, флагами. Девятая часть нашей продукции – с изображением кремля. Особенно флаги и баннеры. Скоро – Универсиада, мы активно к ней готовились, а когда узнали о запрете на использование изображения Кремля, не знали, что делать. Не знаем, что делать и сейчас. Кремль – наш хлеб. Конечно, мы «выживем», просто придется искать другие пути.

Мне не очень понятно, для чего собирать с предпринимателей и покупателей деньги? Кому это выгодно? И зачем рядовому потребителю с очень низкой средней зарплатой платить еще за картинку кремля? Лично я платить не согласна.


Александр Эскин – коммерческий директор ООО «Центр оперативной печати»:

– Хлебозаводу, конечно, деваться было некуда, но мне кажется, что через какое-то время, они начнут выпускать чак-чак без изображения кремля. И чак-чак от этого хуже точно не станет.

Мы тоже заключили договор с музеем-заповедником, но это была сделка на один заказ. Сейчас мы перед заказчиками ставим выбор, делать продукцию с изображением кремля или без. Как правило, выбор делается не в пользу кремля, за изображение которого приходится существенно доплачивать. Когда заказчики узнают о том, что им придется доплачивать за использование национального символа, они говорят: «Тогда ладно, обойдемся и без него». На данный момент после всей этой истории у нас был только один заказ с изображением символа Казани.

Я не согласен с тем, что за использование изображения кремля будут браться деньги, хотя по российским законам такое вполне возможно. Уверен, что в будущем нововведение нанесет урон городу Казани.


Ольга Илькун – генеральный директор «Бюро путешествий Казань»:

– Мы категорично против платить за использование изображения Кремля. Мы и без этого очень много вкладываем в Кремль. Имею в виду, когда платим за экскурсионные программы.

На данный момент музей-заповедник только сообщил о том, что нельзя будет бесплатно использовать изображение кремля. Тарифы еще не установлены ни кремлем, ни патентным агентством.


Евгений Алексеев – директор ООО «СтройУниверсал»:

– Да, платить за использование картинки кремля правильно, если деньги будут идти по делу. Меня, если честно, этот вопрос особо не волнует. Очень хочется, чтобы правительство просто не мешало нам работать. Поверьте, в нашей работе это самое главное.


Лариса Козлова – владелица сети салонов красоты «Ларкон» и турагентств «ЛарконТур»:

– Я считаю, что преуспевает тот, кто находит какую-нибудь изюминку в бизнесе... Я тоже как потребитель выберу чак-чак с кремлем!!!! За все надо платить.


Рафис Гильфанов – генеральный управляющий ООО «РенАвтоЦентр»:

– Я считаю, что это неоправданно совершенно. Казанский кремль – это общенародное достояние. Так можно добраться и до флага России и до солнца, условно говоря. Зафиксировать и сказать – не смотрите на него без моего разрешения. Может быть, я совсем не прав, но считаю, что это не должно делаться за наши деньги. Если коммерсанты могут рекламировать Кремль, и не только рекламировать, но и гордиться им, располагая его изображение на свою продукцию, надо наоборот только радоваться этому. Казанский кремль вообще нельзя было, как брэнд регистрировать! Если бы речь шла о сочетании изображения Кремля с чем-нибудь, это я еще могу понять, но как можно было зарегистрировать его отдельно??? Это же не музей-заповедник его построил! Никто на него не может претендовать.

Так что сбор платежей с бизнеса за использование главного символа Казани несправедлив. От того, что какому-то умному человеку первому пришла в голову мысль зарегистрировать этот товарный знак, а другим эта мысль пришла позже или вообще не пришла, это же не есть правильно.


Леонид Иванов – директор аудиторской фирмы ООО «Аудитор-Ч»:

– Здесь вопрос шире – в авторском праве, праве собственности и договорных отношениях, исходя из авторского права. Если право собственности на брэнд закреплено за музеем-заповедником «Казанский Кремль» и оно юридически подтверждено, то прежде чем печатать и размещать этот товарный знак на своей продукции надо просто из чувства такта с письмом обратиться к правообладателю – разрешите, мол, мне использовать этот брэнд. Или договорные отношения заключить, чтобы его использовать на законных основаниях. Это культура бизнеса, я бы так сказал. Хотя по большому счету, здесь надо разбираться, почему музею-заповеднику дали право зарегистрировать этот брэнд, на каком основании? Надо отменять это решение по регистрации права собственности на брэнд этой бизнес-структуре.

Я за нормальные взаимоотношения между правообладателем и теми, кто товарный знак использует. Если музей-заповедник «Казанский Кремль» не дает разрешения на использование этого знака, или не дает разрешение без денег, тогда бизнес-структура, которая заинтересована в этом брэнде, должна выходить на ведомство, которое регистрировало знак, и спрашивать – на каком основании, почему общетатарстанский брэнд «Казанский Кремль» принадлежит такой-то бизнес-структуре, которая просит такие-то деньги за использование его в товарной продукции? Этот вопрос надо решать юридически и системно. Вопрос здесь в праве и в цивилизованных отношениях между собственником брэнда и структурами, которые хотят его использовать. Я считаю, что должны быть нормальные юридические, правовые взаимоотношения. Я всегда, когда вижу, что интересующий меня брэнд кому-то принадлежит, вначале пишу письмо – а могу ли я использовать в своих целях – в рекламных или еще в каких-то тот или иной товарный знак? Если мне говорят: извини – не можешь или плати такие-то деньги, я начинаю разбираться – стоит ли платить эти деньги и могу ли я обойтись без этого знака?

Казанский кремль – это достояние республики. Если то или иное предприятие использует его изображение на своей продукции, то ведь получается, что, продавая свою продукцию за пределами республики, оно делает рекламу Казанскому кремлю. Значит, люди будут посещать кремль, оставлять деньги в торговле, музей-заповедник будет зарабатывать дополнительные средства. Так ведь? Это все надо отразить в письме и заключать договор. Если использование товарного знака идет без согласия собственника, то надо разбираться. Если собственник отказывает в праве использования знака – тоже надо разбираться – на каком основании он получил этот товарный знак, имеет ли он право запрещать и просить деньги за его использование? Я не думаю, что те, кто дал музею-заповеднику право на брэнд «Казанский Кремль», сказали ему – на, зарабатывай.


   Звезды Татнета 2008 - конкурс интернет-проектов  Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика

Информация о сайте    Карта сайта    Контакты



© 2007–2013  Государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Казанский Кремль»

© 2007–2013  Мультимедиа-издательство «Казанский Альбом»


Почта (вход для сотрудников)      Вход для турфирм и Call-центра